«Шея болит? Может, ее сломать?»: в СИЗО Владимирской области изуродовали девушку, а родным объявили, что она «притворилась»

Сейчас заключенная не в состоянии даже самостоятельно причесаться.

Дарью Гиберт из Владимирской области изуродовали в тюрьме, куда она попала отбывать наказание. Девушку несколько раз избивали ее сокамерницы, издевались над ней и угрожали ей расправой. Дарья молчала, боясь рассказать обо всем даже близким родственникам. До тех пор, пока ее состояние ни стало просто катастрофическим. Сейчас у 27-летней девушки повреждены шейные позвонки, голова легла на грудь, а руки попросту перестали ее слушаться. И днем, и ночью не отпускает адская боль, от которой никуда не деться.

Дарью Гиберт осудили в августе прошлого года. Тогда девушке было 26 лет. Судья назначил ей наказание в виде двух лет лишения свободы. Дарью взяли под стражу в зале суда и поместили в СИЗО-3 в городе Кольчугино Владимирской области. «Блокноту» удалось связаться с родными девушки и неравнодушными к ее судьбе общественниками.

Девушка попала в тюрьму здоровой.

— Поначалу, несмотря на стресс, Дарья держалась. С соседкой по камере сложились хорошие отношения, девушки поддерживали друг друга. Но в конце сентября соседку отвезли на этап, а к Дарье подселили другую девушку, с такой же статьей, как у Даши, но со сроком наказания — 12 лет. Видимо, на этой почве у соседке и возникла неприязнь к Даше, которую она начала обзывать и унижать, — рассказывает знакомая с историей Дарьи Ирина Яценко, координатор юридической помощи программы поддержки политзаключенных ПЦ «Мемориал».

Как удалось выяснить позже родным Дарьи, однажды, ее сокамерница все же привела сви угрозы в исполнение. Подкараулила Дарью в туалете, схватила ее и начала душить и таскать за шею.

Такой была Дарья до нападения сокамерницы.

— Взяла голову под мышку и начала трепать, как котенка. Даша болталась, не могла даже сопротивляться, слышала, как хрустят кости в позвоночнике и будто лопаются все мышцы от напряжения, — вспоминает мама Дарьи Надежда.

После инцидента самочувствие Даши резко ухудшилось. Со слов родных, ее стали мучать сильные боли в позвоночнике, немели руки, ей было тяжело дышать и глотать, кружилась голова, резко упало зрение. Рассказать кому-то о случившемся Дарья боялась. Родные узнали обо всем лишь спустя несколько месяцев. Тогда игнорировать свое состояние девушка уже не могла.

Дарья обращалась к медикам за помощью. Те, с ее слов, сказали, что будет еще хуже.

— В октябре в СИЗО на свидание с Дашей приехали бабушка и тетя и заметили, что у нее шея и ключицы все в синяках. Даша вела себя странно, через десять минут после начала свидания ушла, сославшись на плохое самочувствие, и больше к родственникам не выходила, — говорит Ирина.

После свидания и вовсе прекратились — как говорили родственникам, девушка отказывается от них сама. Дарья перестала и писать. Связь на два месяца оборвалась.

За это время Дарье стало настолько плохо, что она пересилила страх и попросилась на медицинское обследования. В ноябре ее перевели в СИЗО-1 Владимира, сделали рентген, взяли анализы.

— В заключении тюремных врачей травмы не было обнаружено. И сейчас все напирают на то, что повреждения не носят травматического характера, то есть травмы у нее нет. Но гражданский врач-рентгенолог увидел смещение позвонков травматического характера, — объясняет Надежда.

Такой она стала после.

В тюрьме же начали напирать на то, что Даша придумывает себе диагнозы сама.

Вскоре Дарью решено было отправить по этапу дальше. Но буквально за день до отправления в туалете другие заключенные напали на нее, высмеивая ее болезненность.

— Дочь рассказывала, что ее повалили на пол. Одна из нападавших наступила ей на горло и спросила: «Что, шея болит? Так может, тебе ее сломать?». Даша пыталась вырваться. Надзиратели расценили это как обоюдный конфликт, мол, что она нападала тоже. Но у нее рост 161 сантиметр, и вес 45 кило. Не представляю, до какого состояния нужно было ее довести, чтобы она напала, — говорит Надежда.

Дарья получила взыскание. Про УДО можно было забыть. А на следующий день ее отправили в ИК-3 в Кинешму Ивановской области. В дороге она находилась две недели. Как рассказывает координатор «Мемориала», из-за травмы руки перестали слушаться, сумку, где были личные вещи, Дарья просто не донесла. И в колонию прибыла изуродованная, голодная и без вещей. У новых «подруг» по несчастью Дарья вызвала не сочувствие, а ненависть.

Издевательства начались вновь. Дарья рассказывала родным, что ее унижали, высмеивали, прятали от нее продукты, крали личные вещи вплоть до трусов, называли всадником без головы, трясли за шею, приказывая прекратить «притворяться».

Родственники жалуются, но везде отвечают, что Дарье нужно лечить не остеохондроз, а голову.

Как только стало известно, куда отправили Дашу, к ней приехали бабушка и тетя. Они были в ужасе от увиденного.

— Голова у нее была все время на груди, не поднималась. Она не видит, куда идет, что у нее впереди, не видит, что берет из холодильника, не может даже самостоятельно причесаться, — рассказывали потом они.

Даша жаловалась на страшные боли в позвоночнике, в голове, в груди, в ушах. В ответ слышала: «Ты в тюрьме, а не в пионерлагере».

— Даша сама звонить не могла — просила соседку. Говорить тоже не могла, зарыдала в трубку и все. Вместо слов — слезы. Столько горя и отчаяния я слышала от нее впервые. Даже в детстве она не плакала так, как в тот раз, — вспоминает Надежда.

Когда родные приехали вновь и стали добиваться помощи для Дарьи, в медсанчасти начали уверять, что у девушки проблемы только с головой, и ей пора к психиатру.

Тем не менее, Надежда смогла добиться, чтобы дочь направили в лечебно-исправительное учреждение в Иваново. Там Дарья пробыла три месяца. За это время ей сделали лишь МРТ позвоночника, никаких других обследований, по ее словам, не было. Как рассказывают родные, в Кинешме Дарью платно осмотрел нейрохирург. Врач назначил МРТ головы, ЭЭГ, электронейромиографию (позволяет определить сократительную способность мышц и состояние нервной системы — Прим.ред.), а после предположил остеохондроз с осложнениями травматического характера и поставил вопрос об освобождении Дарьи от работы. В тюрьме посчитали, что сделано достаточно и распорядились вернуть Дарью на обязательные работы.

Состоянию здоровья девушки в тюрьме оценивают удовлетворительно.

— Все дело в том, что гражданские пишут диагноз: осложненный остеохондроз в результате травмы шеи. Но в УФСИН «травму» не признают. На травме гражданские врачи настаивали изначально, еще в декабре 2020, по рентгеновским снимкам. По мнению врача ФСИН травма это перелом, а перелома позвоночника у Даши нет. То, что она может остаться инвалидом, что может случиться инсульт, что Даша не может самостоятельно справляться с обычными бытовыми вещами сотрудников ФСИН не волнует абсолютно, — говорит Надежда Гиберт.

В начале октября 2021-го Дарью снова поместили в больницу УФСИН в Кохме. Сейчас девушка все еще находится там. Отправлять на обследование в гражданскую больницу при этом ее отказываются — не видят для этого оснований. Тюремные настаивают на психосоматике, скоро Дарье предстоит обследование у психотерапевта на эту тему.

— Во ФСИН боятся проверок, поэтому в чем-то идут на встречу, но это лишь видимость, чтобы упрямые родственники успокоились и не писали жалобы, — считает Надежда.

На все жалобы родственников во всевозможные инстанции приходят отказы.

Но родственники не намерены сдаваться. Они пишут во все возможные инстанции: прокуратуру Владимира, Иваново, генеральную прокуратуру, в прокуратуру по надзору за соблюдением прав заключенных, в следственный комитет, президенту РФ. Родные хотят добиться адекватного лечения Дарьи, а также наказать тех, из-за кого девушка оказалась искалечена на всю жизнь. Приходят отписки — об отказе в возбуждении уголовного дела и об «удовлетворительном состоянии» и «рекомендованном лечении», которое получает Гиберт. Таких отписок у Надежды очень много.

— Даша все время жалуется на боли. Говорит: «Мне очень больно. Я не могу спать. Я засыпаю сидя. Когда я понимаю, что больше не могу сидеть, я ложусь, но это очень больно. Я не могу принять никакую позу, не могу никуда деться от этой боли». И мне больно — невыносимо больно это слышать. Мы никогда не предполагали, что с нами может случиться что-то подобное. Даша говорит, это похоже на бесконечный страшный сон. Когда больше нет веры в людей и в сочувствие, — вздыхает Надежда.

На днях у Дарьи была уполномоченная по правам человека города Иваново. Даша передала ей письменную жалобу. Но прежде ее прочитал оперативник исправительного учреждения. Без вмешательства ФСИН, уверены родные, Даша и на ФСИН не может пожаловаться никуда.

Ранее «Блокнот» писал о том, что в одной из колоний Владикавказа, где в октябре произошел крупный бунт заключенных, погиб арестант. Как рассказали в учреждении, молодого человека зарезал ножом другой «сиделец». Мама убитого возмущена таким объяснением: руководство не стало дознаваться, откуда вообще у убийцы оказался нож, скорая помощь после инцидента смогла вывезти пострадавшего из колонии спустя час. Ситуация произошла в ИК № 1 Северной Осетии-Алании.

Виктория Сапунова

Источник: bloknot.ru

Добавить комментарий